Кто на самом деле является автором «Велесовой книги»

Кто на самом деле является автором «Велесовой книги»

О подлинности «Велесовой книги» ведутся споры со времени публикации ее первых отрывков. Подавляющее большинство ученых уверено, что в 50-е годы миру была предъявлена грубая подделка под исторический памятник. Но находятся и защитники ее подлинности.

Новгородские «волхвы»

Книга, а вернее собрание дощечек с текстом, процарапанном на дереве, якобы была создана новгородскими «волхвами» в IX веке. Часть из этих дощечек раскололась со временем, другая часть была утрачена до обнаружения их Ю. П. Миролюбовым, а после начала войны бесценный артефакт сгинул.
Однако нет ни одной фотографии, на которых были бы изображены доски. Существуют всего два изображения утраченной реликвии, и на обоих запечатлены рисунки на бумаге. Ученые предполагают, что фальсификатор не знал, что в Новгороде для письма использовали бересту, а дощечки заявленных габаритов (38 на 22 см и толщиной в 0,5 см) крайне трудоемко делать и хранить.
«Волхвы» повествовали о временах расселения славян из Индии, появлении разных племен, вере древних русичей и их взаимоотношениях с другими народами. Но хронология «Велесовой книги» крайне непоследовательна. Это примерно два периода – IX-VIII вв. до н. э. и с III в. н. э. Сопоставление одинаковых событий, упомянутых на разных дощечках, демонстрирует полное отсутствие единой истории. Например, в одной части сказано, что за полторы тысячи лет до Дира предки русичей поселились на Карпатах, где прожили 500 лет. В другой же части говорится об Аскольде, современнике Дира. Там заявляется, что от миграции с Карпат до Аскольда прошло 1300 лет.
Также «волхвы», видимо, были воцерковленными. Ничем другим объяснить обилие библейских цитат не представляется возможным. Знаменитые обороты «тайна сия велика есть», «будьте как дети», «и ныне и присно и вовеки веков» никак не могли быть в повседневном лексиконе новгородских язычников.
Самое слабое место «Велесовой книги» — это ее язык. Вернее, смесь языков. Лингвистический «компот», подробно разобранный О. В. Твороговым и А. А. Зализняком (крупнейшим в мире специалистом по новгородским документам), демонстрирует искусственность «Велесовой книги». Зализняк писал в одной з своих статей: «Допустить, что «Велесова книга» написана в IX в., — это как поверить в то, что в Риме эпохи Цезаря какие-то люди умели писать по-французски».
В основе текста лежит видоизмененная кириллица, причем многие буквы имеют позднейшие начертания. Он написан со стилизацией под систему деванагри, применявшуюся для записи санскритских текстов. И это не случайно: одной из главных идей «Велесовой книги» является утверждение о том, что славяне пришли из Индии. Однако деванагри никак не могла быть древней письменностью, потому что возникла только в начале второго тысячелетия нашей эры.
Автор активно использовал так называемые ложные формы — слова, сконструированные с неправильным использованием грамматических форм разных славянских языков. Так, польское «ен» в хаотичном порядке начало заменять «ы», «у», «я», «е» даже в тех словах, в которых в польском ничего подобного нет: «ренба» (рыба) – в польском ryba. А многих привычных нам грамматических форм в IX веке и вовсе не существовало, а в тексте их много.
Грамматика – это логичная система. В «Велесовой книге» отрезки, похожие на суффиксы и окончания, присоединяются к корням произвольно, у них нет четких функций. Порой они образуют странные сочетания из показателей разных времен и лиц. Самые популярные отрезки – «ше», «те», «хом», «сте», «ша». То есть в IX веке такой текст появиться не мог. Он был создан намного позднее.

ЧИТАТЬ:  Славяне или германцы: кто раньше появился

Юрий Миролюбов

Человек, который отыскал дощечки у некоего белогвардейского полковника Изенбека, по всей вероятности, и был автором грандиозной мистификации. Миролюбов пытался написать «подлинную» историю славянского народа. Его особенно привлекало «Слово о полку Игореве», откуда в «Велесову книгу» перешли многие слова, не встречающиеся больше ни в одном памятнике письменности, – «Каяла», «земля Трояня», «встала обида», «Дажбожи внуци» и др.
Возможно, при конструировании сюжета Миролюбов опирался на гипотезы историка Д. Иловайского, отождествлявшего роксолан, о которых говорили греки и римляне, с русскими. В «Велесовой книге» предки выступают под именем борусков или русколанов. О борусках Иловайский тоже упоминал, говоря о Пруссии, название которой он возводил к «Порусью» и борускам.
Миролюбову важно было доказать, что предки славян исповедовали ведизм, знали санскрит, а из-за христианизации потеряли древний эпос, письменность и знания о своей истории. Миролюбов в своих сочинениях нередко сокрушался, что не сохранилось источников о древних временах, а о мифологии славян известно очень немногое.
Его главными информантами были некая «Прабка Варвара», «Захариха» и некоторые другие жители идиллического украинского села Юрьевка, якобы настолько далеко расположенном от всех путей сообщения, что в нем сохранились старинные верования и традиции. Именно они рассказывали когда-то об «Индре», «Огнебоге», «Сварожичах» и других богах. Миролюбов понимал всю шаткость подобных построений – ему нужен был старинный текст, на который можно было без опаски ссылаться. В 1952 г. он уже писал о древней письменности: «Однажды старый дед на хуторе к северу от Екатеринослава нас уверял: «В старовину люди грамоте знали! Другой грамоте, чем теперь, а писали ее крючками, вели черту богови, а под нее крючки лепили и читать по ней знали».
В работе «Русский языческий фольклор: Очерки быта и нравов», завершенной в 1953 г., Миролюбов проговаривается, заявляя, что у Изенбека им были найдены некие «дощки» и якобы он не имел возможности исследовать их обстоятельно. Однако позже он начал настаивать, что посвятил работе с дощечками 15 лет.
Но вскоре после публикации первых фрагментов «Велесовой книги» Миролюбов начинает отстраняться от текста, возвращаясь к ссылкам на старушек-«информанток». Все вопросы по поводу «древнего памятника» он предлагает адресовать А. Куру, который якобы перевел его на современный русский язык и в течение нескольких лет публиковал о нем статьи. А. Кур (генерал Куренков) издавал журнал «Жар-Птица», где впервые и появилась «Велесова книга».
Вероятнее всего, Миролюбов испугался обвинений в фальсификации. Проверить свидетельства украинских старушек, делившихся легендами десятилетия назад, никто был не в силах. А фальшивая «Велесова книга» как главный источник теорий полностью обесценила бы их.

ЧИТАТЬ:  Зачем сибирские казаки покупали девушек у кочевников

Александр Сулакадзев

Существует гипотеза о том, что в основу «Велесовой книги» был положен экспонат из собрания фальсификатора XIX века Сулакадзева. Ее выдвинула Л. П. Журавская, проводившая первое палеографическое исследование этого текста.
Сулакадзев изготавливал поддельные рукописи или искусственно делал более древними вполне реальные. Ему принадлежит, например, текст «Перуна и Велеса вещания в киевских капищах жрецам Мовеславу, Древославу и прочим». В его подлинность поверил даже Державин: он в 1812 г. перевел отрывок и привел факсимиле части рукописи (клише с копии). Начертания букв в ней напоминают буквы на фотографии якобы дощечки с фрагментом «Велесовой книги».
Сулакадзев сочинял псевдостаринный язык и алфавит, напоминавший руны, придумывал имена богов, мифологические и исторические сюжеты.
В каталоге библиотеки Сулакадзева имелись и тексты, зафиксированные на дереве: «Патриарси. Вся вырезана на буковых досках числом 45», «О Китоврасе; басни и кощуны». К последнему было примечание: «На буковых досках вырезано и связаны кольцами железными, числом 143 доски, 5 века на славенском».
Если Сулакадзев действительно их изготовил, а не только собирался, то есть вероятность, что одной из подделок Миролюбов располагал или был с ней знаком. Однако основной текст «Велесовой книги» написал непосредственно Миролюбов.

источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие интересные статьи

This article was written by slazz.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × один =